Андрэ Роувелл
We are from the stars


Название: ВТС
Фандом: Mass Effect
Рейтинг: NC-17
Саммари: События приходятся на середину 2182 года. Фик ни что иное, как попытка жизнеописания не совсем обычной женщины, волею случая попавшей в реальность другого мира.
Здесь не будет рассказа о Шепарде, это совсем другая история: о становлении одной личности и тех, кто её окружает, о выживании, перестановке приоритетов, патологической зависимости и войне.
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: насилие/жестокость, смерть персонажа, твинцест, нон-кон/изнасилование, ненормативная лексика, сомнительное согласие, AU, ксенопорно
Персонажи и пейринги: НЖП/Кай Ленг, много дополнительных
Жанр: Action/ Adventure, Drama, General, Missing scene, Romance
Размер: макси
Статус: в работе

Часть 1: Вступающая
Часть 2: Открывающая
Часть 3: Ознакомляющая
Часть 4: Поясняющая
Часть 5: Интригующая
Часть 6: Выявляющая
Часть 7: Представляющая
Часть 8: Связывающая
Часть 9: Возбуждающая
Часть 10: Запутывающая
Часть 11: Провоцирующая
Часть 12: Объединяющая
Часть 13: Рассчитывающая
Часть 14: Сближающая
Часть 15: Отнимающая
Часть 16: Знакомящая с.
Часть 17: Опутывающая
Часть 18: Начинающая
Часть 19: Обнажающая
Часть 20: Усмиряющая
Часть 21: Подавляющая
Часть 22: Воздействующая
Часть 23: Приближающая
Часть 24: Искушающая

37 день на станции.
Рейна уже потеряла одного слона, обоих коней и почти все пешки, и ей не нравилось ждать и уступать, когда она могла выиграть, не растягивая партию.
- Вы незаурядный противник, мисс Брайс, но вам не победить.
На шахматной доске чёрные фигуры отступали под натиском белых. Рейна переставила королеву на Е3 и посмотрела на Гею.
- Это замысловатый комплимент?
- Простой анализ: мои программы совершенны, а ваши нет. Не имеет значения, насколько вы умны и как сильно развито ваше логическое мышление – выигрыш будет за мной.
- Но если я проигрываю умышленно, ты уже не можешь быть так уверена.
На лице ИИ застыло выражение глубокой задумчивости. Голограмма поправила воротничок кителя, тонкие прозрачные пальцы потеребили верхнюю пуговицу. Вот она - логика, возведённая в абсолют, которую легко разрушить парой обтекаемых фраз.
- Но зачем?
Рейна ждала этого вопроса.
Гея была похожа на ребёнка, только начинающего познавать мир, но уже освоившего такие понятия, как лицемерие, жестокость и жажда наживы. Манипулировать людьми и обстоятельствами, лгать ради личной выгоды или выстраивать свои действия таким образом, чтобы выбранный объект вёл себя как надо ей, и никак иначе – это она прекрасно умела. И знала, что Рейна это умеет тоже. И чем в таком случае заинтересовать порочный совершенный интеллект, который знает, что ты что-то задумал?
Для Рейны, никогда не сталкивавшейся с таким противником, это стало серьёзным испытанием. Первые несколько дней она занималась изобретением велосипеда, ища особый подход и анализируя шансы на успех, а потом откидывала идеи ввиду полной их провальности. Пока не поняла, что никакого нового подхода не требуется, а старый проверенный рецепт не утратил своей эффективности и требует лишь минимальных изменений.
- Может, мои программы совершеннее твоих, - она осторожно подбирала верные слова, - и я жду момента, чтобы нанести тебе сокрушительный удар?
- Действительно? - Гея почесала нос, как если бы была человеком. – Это невозможно. Но вот мистеру Ленгу вы, полагаю, поддавались.
Она была лишена нравственности, по крайней мере, с общепринятой точки зрения, и именно в этом крылись её слабые стороны. ИИ ограничивали весьма размытые представления «Цербера» о морали и стандартные протоколы - второе легко можно обойти, если действовать аккуратно и не затрагивать опасных тем (не сейчас, может, позже), первое и вовсе оказалось плюсом. Рецепт прост: Гее нужна игра, в которой много неизвестных, в которой нет правил и итог который непредсказуем. И Рейна саму себя превращала в такую игру, превращала прямо сейчас. Подобную многоходовку не мог продумать даже самый хитрый искусственный интеллект – слишком мало данных для точных расчётов и чересчур много допущений. С точки зрения электронного разума стопроцентный проигрыш.
Рейна пожала плечами.
- Может ты и права.
- Я полагаю, ему лучше не знать об этом, – Гея торопливо передвинула коня на В1, сегодня игра явно её не увлекала. – Но вы ведь в курсе, что никогда не сможете меня обыграть?
- Да? Осторожнее с такими замечаниями, - Рейна повертела в пальцах прозрачную ладью, и поставила её на С1. - Некоторых такие слова могут обидеть.
- Я запомню.
Трёхмерное табло доски отсвечивало зелёным, придавая коже нездоровый бледный оттенок. В этом свете обычно милое личико ИИ приобрело зловещее выражение.
- Вы никогда не зовёте меня просто, чтобы сыграть, - чёрный конь переместился на В2, - значит, и в этот раз дело не в очередной шахматной партии, ведь так?
Рейна не отводила взгляда от шахматной доски.
- Ты меня поймала, и поэтому я спрошу прямо, - она старательно делала вид, что раздумывает над очередным ходом. - Менять свою голографическую форму в зависимости от ситуации и настроения довольно просто, но это - всего лишь видимость. Может, ты хочешь иметь собственное тело?
Фраза звучала не как вопрос, скорее как утверждение, и Рейна немного скосила взгляд, незаметно наблюдая за голограммой: проекция приобрела задумчивый вид, дрон медленно крутился на месте. Молчание затягивалось.
- Гея?
- Почему вы спрашиваете?
«Потому что хочу поймать тебя, моя маленькая наивная ИИ». Если бы «Цербер» знал, на какие мысли натолкнёт Рейну вторичное прочтение затасканного томика «Доктора Фаустуса», эта книга никогда не оказалась бы у неё на столе. Каждая мелочь: как Гея меняет форму одежды, как поправляет волосы или кусает губу, подбирая нужные слова, как теребит пуговицы, когда думает о чём-то - всё это было знаками, которые легко понять, если знаешь, что ищешь. Гея была поглощена собой, своим стремлением обрести индивидуальность и обрезать пуповину, связывающую её с «Цербером», это стало её ахиллесовой пятой, маленьким пороком. Рейна любила пороки.
- Потому что вижу, как тебе тесно в этом голографическом образе, - и, чтобы смягчить эффект, немного практичности: - Иметь небольшую мобильную платформу удобно.
- Возможно, - Гея изучала своё отражение в зеркале на стене, абсолютно забыв об игре. – Но мне не на что жаловаться: вся станция – моё тело.
- Громоздкое и неповоротливое? - Рейна продолжала разглядывать шахматную доску, намеренно создавая эффект отстранённости. – Это ведь не то, чего бы тебе хотелось.
- Пожалуй, вы правы.
Гея повернулась к Рейне, и теперь внимательно наблюдала за ней. Закрались ли в её электронные мозги какие-нибудь подозрения? Разумеется, но найти подвох было практически невозможно, особенно если ты считаешь своего противника менее совершенным. И теперь семена сомнений были посеяны, а наживка – проглочена. Оставался последний, решающий шаг.
- Почему «Цербер» не сделает для тебя тело?
Рейна переставила ладью на Е8.
- Простите, мисс Брайс, но этот вопрос не в вашей компетенции. Вы… - Гея, наконец, посмотрела на доску, и теперь на её лице отразилась растерянность, - выиграли?
***
- Не понимаю, как она это сделала, я всё время следила за доской.
Эллис подозрительно прищурилась, но Гея действительно выглядела озадаченной. Голограмма хмурила светлые брови и переминалась с ноги на ногу. Даже огни дрона были погашены, светилось только тусклое голубоватое окошко камеры-транслятора.
- Придётся признать, что она меня отвлекла, заговорила.
- Это невозможно, - раздражённо отозвалась Эллис.
- Вообще-то технически возможно, - возразил Коулин. – Гея не ВИ, она эмоциональна, беседа вполне могла отвлечь её.
- Тогда скажите, будьте так любезны, нахрена нам нужен дорогостоящий кусок железа, который даже не может уследить за вверенным ему объектом?!
- Бросьте, Эллис, - Уилсон поморщился, словно съел кислого, - Брайс всего лишь выиграла в шахматы, это не конец света.
Эллис с неприязнью посмотрела на доктора.
- Вы идиот, Уилсон, - огрызнулась она. – Здесь что, только я вижу, что каждый поступок этой девки не случайный набор действий?
- И что вы предлагаете, Шеккл, - Уилсон с усмешкой посмотрел на неё, - отобрать у неё шахматы?
- Да. Да! Именно это я и предлагаю: посадить её в камеру…
- И пытать? – предположил Коулин. – Уверены, что Брайс раскроет весь свой потенциал, если точно будет знать, что конец у неё только один? Да мы ничего не получим. Ноль. Ткани, материалы – да, это у нас есть, но этого мало. И вам это известно не хуже нашего. Она замкнётся в себе, а потом попытается бежать, убив при этом, разумеется, массу людей. Не то чтобы я был против, - он скривил губы в улыбке, - но при таком раскладе она и сама может погибнуть. И тогда мы не получим никаких результатов, кроме тех, что уже имеются. Тайны Брайс в гораздо большей степени в её голове, чем в её теле, вы бы уже должны были это понять.
- Чтобы получить нужные данные, достаточно пригрозить ей красным песком. Устроить пыточную – и расколется, как миленькая.
Эллис раздражённо мерила комнату шагами. Коулин и Уилсон сидели за столом, заваленном бумагами, и следили за ней глазами. Гея же пристроилась чуть в стороне, почти слившись со стеной, и молча наблюдала за людьми. Человеческие эмоции были такими… занятными.
- Вы не правы, - не согласился Уилсон. – Я считаю, что мы, наоборот, действуем недостаточно открыто. Надо дать ей доступ…
- Да вы сдурели! – Эллис повернулась к столу и ударила по нему ладонями. - Вы все тут совсем спятили?! Эта баба схавает всё, что вы ей преподнесёте, а потом устроит световое шоу!
Коулин неожиданно сжал её руку, да так, что побелели костяшки пальцев. Эллис замерла на мгновенье, а потом на её лице отразилась самая разная гамма чувств – от отвращения до испуга. Она отпрянула назад, но Коулин сжал её крепче, и вдруг дёрнул на себя, заставляя наклониться, чтобы их глаза оказались на одном уровне.
- А разве не этого мы хотим?
Гея подалась вперёд. Как интересно, как захватывающе интересно! Мисс Брайс прекрасно всё устроила: всего одно действие, а всё вокруг вдруг изменилось и пришло в движение. Словно круги по воде, много-много маленьких кругов - то тут, то там. Она играла, делала ходы, отступала, и вновь прорывалась вперёд. Зачем и почему? И как? Гея опять прислонилась к стене, наблюдая за тем, как Эллис вынужденно кивает и с облегчением выдёргивает руку из пальцев Коулина. Они все были фигурами, даже сама Гея. И это потрясающе, на такую загадку стоит потратить время.

***
41 день на станции.
Он был выше Ленга, и у него тоже было тело сильного человека, который привык держать себя в форме. Но если от оперативника исходило ощущение спокойной уверенности, то Коулин распространял вокруг себя тревожную опасность и едва сдерживаемую холодную ярость. Его движения походили на движения механизма, пружины внутри которого постоянно напряжены. Это была видимость лёгкости, которая рассеивалась сразу, стоило ему притронуться к Рейне, взять её за руку или по-хозяйски отвести от её лица прядь волос. Она долго наблюдала, и чем дольше изучала его, тем больше ей становилось не по себе – действия, вначале казавшиеся заботой о пациенте, постепенно обретали более чёткие очертания и приоткрывали скрытые мотивы. Словно животное, чувствующее опасность, Рейна вся сжималась внутри, подавляя желание под благовидным предлогом уйти от неприятных встреч, но, разумеется, Коулин никогда не причинял ей боли, просто смотрел на неё и касался её так, будто она ему принадлежит.
Такой человек был опаснее остальных, и от его внимания сбежать оказалось труднее, чем от вездесущих камер ИИ. Но сейчас отступать от намеченного плана было уже слишком поздно, теперь оставалось только поспешно и на ходу вносить коррективы. Рейне было интересно, действительно ли «Цербер» не обнаружил ничего подозрительного в психологическом профиле Коулина, или умышленно пропустил все тревожные симптомы? Как его собирались контролировать, когда всё станет совсем плохо, и гениальный интеллект уже не будет казаться таким большим плюсом на фоне безумия? Призрак совсем спятил, если доверил гениальному психопату разработку Геи, которая может уничтожить всю станцию, повинуясь одному лишь мимолётному желанию, записанному где-то в глубине её программ. Создания ведь всегда похожи на своих создателей?
- На содержание станции должна уходить масса ресурсов.
Рейна через стекло наблюдала за работником оранжереи. Он сметал опавшие листья в небольшие горки вдоль тропинок, поднимая с земли тучи лепестков, его ноги утопали в разноцветном хороводе. В кронах цветущих деревьев летали стаи насекомых, и мужчина постоянно отмахивался от них рукой в перчатке.
- Это был вопрос. Гея?
- Да, мисс Брайс. Поддержание особой чистоты воздуха, обширные внутренние сады, требующие уникального микроклимата – всё это очень затратно, - голограмма отражалась на стене стеклянного купола, рядом с отражением Коулина, непрерывно смотрящего на Рейну жутким немигающим взглядом. – Но благодаря новейшим технологиям расход материалов здесь ниже, чем на большинстве других крупных станций, многое и вовсе производится прямо здесь, так что необходимость контакта с внешним миром сведена к минимуму. На «Гее» есть почти всё.
Надо было выяснить, что это за материалы, и понадобятся ли они Рейне в будущем. Ещё она узнала, что сады обширны, значит, зона, покрытая растениями, гораздо больше, чем оранжерея и сад, которые ей показали. Рейна постаралась дышать медленней. Стоило представить огромные пространства цветущих садов, и ей становилось дурно от болезненного желания попасть туда.
- Почти всё? – она проследила за медленно ползущей по куполу улиткой: та добралась до стыка между пластинами и, отлепившись, упала в траву. – И что «Гея» произвести не может?
- Некоторые специфические материалы, – уклончиво ответила ИИ. – Вам не о чем волноваться.
- Даже если на «Гее» не будет людей, обслуживающих машины, она может просуществовать на собственных самовосполняемых ресурсах годы, – Коулин стоял прямо за спиной Рейны, она чувствовала его лёгкое дыхание у себя на шее. Он протянул руку и постучал по стеклу – на той стороне бабочка с ярко-голубыми крыльями испуганно расправила крылья и, оторвавшись от купола, улетела вглубь сада. - До тех пор, пока не износятся детали.
- А как же все эти растения? – Рейна переступила с ноги на ногу, заодно незаметно отодвигаясь от него, и неторопливо направилась к выходу. Коулин шёл рядом, и от его взгляда было не по себе. – Они погибнут?
- Если не произойдёт никаких критических поломок, оранжерея будет работать в штатном режиме, - отчиталась Гея. – Вас интересует устройство станции?
- Я здесь живу, - Рейна тайком почесала ладони, она нервничала. - Так у вас есть новости? Как продвигаются исследования?
- Не хотелось бы напороться на очередные насмешки в свою сторону, но всё идёт немного не так, как мы рассчитывали, - Коулин поравнялся с ней. - Чтобы добиться результатов нужно время, хотя некоторые подвижки, определённо, есть.
- Но вы, конечно, ничего мне не расскажете.
- Простите, - он улыбнулся, его холодный немигающий взгляд вновь скользнул по Рейне. – Может, позже.
- Буду надеяться, это произойдёт прежде, чем уважаемая мисс Шеккл сдерёт с вас шкуру, - она поморщилась, и Коулин заметил это.
- Не связывайтесь с Эллис, - предупредил он. – Это не тот человек, чьё терпение стоит испытывать.
- Не волнуйтесь, доктор, я взрослая девочка и умею читать между строк. Хотя не буду делать вид, будто не понимаю её мотивов, просто мне не нравятся методы. Но тут моё мнение исключительно субъективно. Поэтому надеюсь, что Эллис скоро получит желаемое и оставит меня в покое.
Рейна остановилась у дверей своей каюты, испытывая огромное желание поскорее оказаться внутри. Повернувшись к Коулину, она незаметно сделала полшага назад, увеличивая расстояние между ними.
- Постарайтесь не нарываться на неприятности.
Коулин приблизился сам, наклонился к ней, прижав спиной к стене, и теперь Рейна чувствовала размеренные и тяжёлые удары его сердца.
Было в этой ситуации что-то ненормально притягательное. Может, если бы Ленг почаще заходил к ней, если бы она имела возможность заняться с ним сексом, не опасаясь при этом убить, близость с молодым безумным врачом не казалась бы сейчас такой заманчивой. Но в последний раз, когда она играла с таким опасным противником, ей пришлось потерпеть поражение.* Хорошо, что желания тела редко затмевали в ней голос разума.
- Если вы просите, не стану.
- Правильно, - его дыхание замерло у Рейны на виске, и уже привычный страх неприятным холодком пробежал по спине. - Лучше осваивайте интеллектуальные игры, - Коулин мягко улыбнулся ей и отстранился. Сразу стало легче дышать. – Я слышал, вы хотели иметь при себе настоящие шахматы, и поспрашивал у тех, кто чаще меня отлучается со станции. Надеюсь, вам понравится мой подарок, он уже у вас в каюте.
Резкая смена темы сбивала с толку, так что улыбка Рейны была дёрганой и несколько натянутой. Надо будет сказать Гее, что доктор Коулин не должен заходить к ней в её отсутствие. Она кивнула.
- Мне понравится.
***
45 день на станции.
- Подарок?
Ленг изучал фигуры, стоящие на шахматной доске, Рейна наблюдала за ним от дверей, уже по привычке теребя неровные концы волос.
- Не знай я тебя, подумала бы, что ревнуешь.
- Серьёзно, Брайс? – он небрежно отбросил одну из пешек в сторону, разрушая стройный ряд белых фигур.
Рейна оторвалась от стены и подошла к кровати. Отодвинув доску в сторону, она села рядом с Ленгом - так, что их колени соприкасались. Белая пешка утонула в складках покрывала.
- Как он попал сюда?
- Кто? - Ленг поднял на неё глаза. – Коулин? Спроси у Шеккл, она занималась подбором персонала, - он немного поморщился. – Только не играй с ним, Брайс, не все такие сдержанные, как я.
Выходит, Рейна была права, хотя спокойствия это не принесло.
- Твоя забота греет сердце. Но ты здесь явно не потому, что я просила зайти.
- Очень проницательно, - Ленг ясно давал понять, что предпочёл бы оказаться сейчас где угодно, но не здесь, и тут Рейна была с ним полностью согласна: ведение псевдо-светских бесед было довольно бессмысленным занятием для профессионального убийцы. - Эллис хочет, чтобы ты возобновила тренировки.
Забота о здоровье подопытных не входила в список добродетелей Шеккл, тут явно было что-то не так. Хотелось залезть в голову Ленга и прочитать его мысли.
- Зачем? Может идея мне даже понравится, - Рейна собрала рассыпавшиеся по покрывалу пешки и аккуратно разложила их рядом с собой.
- Не понравится.
Ленг провёл по доске ладонью, сбрасывая с неё оставшиеся фигуры.
- Идём.
***
В блоке, отведённом, видимо, полностью под тренировочную базу, было свободно и пусто. Несколько охранников внимательно следили за вошедшими, оружие в их руках было заряжено и готово к использованию, таких лучше не провоцировать. У каждой из трёх дверей, ведущих в смежные отсеки, стояло по роботу ЛОКИ, камеры под потолком непрерывно двигались туда-сюда, фиксируя каждое действие. И всюду голые стены – металл и стекло, никаких растений, разумеется, и ноль шансов на побег.
Ленг направился в дальний конец блока, где рядом с единственной дверью и чуть выше головы ЛОКИ висела табличка: «Центр анализа и сбора информации. Модель №17». Рейна чуть скривила губы, ей дали далеко не первый порядковый номер, и это заставляло задуматься о том, что стало с предыдущими шестнадцатью - этакое ненавязчивое предостережение, которое она оценила гораздо лучше, чем могло показаться со стороны. И моделью чего она должна стать?
Внутри помещение делилось визуально на несколько секторов. В одном – самый дальний угол - стояли два ряда шкафчиков и пара скамей, в другом находилась площадка с тренажёрами, где сейчас занимались четверо мужчин. Один из них казался каким-то необычным, пока Рейна не поняла, что вместо ног у него протезы. Отвернувшись, она осмотрела третий сектор, где у бортика пятиугольной арены располагался пульт управления – несколько непонятных приборов, и ряды разноцветных кнопок под двумя голографическими панелями, - над которым виднелась белобрысая голова Шеккл. Было непривычно видеть её во врачебной форме и такой спокойной. Сдерживать себя стоило ей, наверное, титанических усилий. Эллис на секунду отвлеклась от своей работы и наградила вошедших кривоватой улыбкой.
- Одевайтесь, поднимайтесь на платформу.
Рейна не стала задавать вопросов, рассчитывая, что ещё успеет это сделать. Проследовав за Ленгом, она молча подошла к шкафчикам, заметила открытый, словно специально для неё, и, не встретив возражений, заглянула внутрь. Первое, что попалось на глаза, это пара полотенец, бутылка воды и костюм захвата движений. Сам шкафчик при осмотре оказался немного обшарпанным, а на дверце остался кусочек скотча с уголком оторванной фотографии, пятна и вмятины. В небольшом пластиковом контейнере, обнаруженном на самом дне, оказались две упаковки таблеток от головной боли – Рейне они, само собой, были без надобности, так что контейнер вернулся на место. Должно быть, «объект №16» провёл здесь немало времени, раз успел обзавестись личными вещами.
Больше внутри не было ничего, что стоило бы внимания, так что Рейна достала полотенце и костюм, поставила бутылку с водой на край скамьи, и начала снимать верхнюю одежду. На другом конце длинного ряда шкафчиков переодевался Ленг.
- Так в чём моя задача? – она немного помяла костюм в руках, чтобы найти молнию, и начала одеваться.
- Проект «Фантом», - отозвалась Эллис.
Продолжения не последовало, и Рейне, подавляя раздражение, пришлось спросить самой:
- Что за «Фантом»? - она подошла к платформе, на ходу застёгивая молнию, и переступила через огораживающий поручень. Двигаться в костюме оказалось на удивление легко, ткань была плотной, но не стесняла движений. - Полагаю, что имею право получить некоторые ответы.
Шеккл совсем скрылась за пультом, с высоты платформы было видно только её макушку.
- Вы послужите прототипом для создания новой поведенческой системы. Это не самое важное ответвление основного проекта, но – нет, отказаться нельзя. Сегодня отработаем самые базовые движения. Заодно посмотрим, так ли вы хороши, как говорят.
Сама Рейна относительно этого вопроса сомнений не испытывала, но считать себя лучше совершенных боевых программ было бы слишком опрометчиво. Она с сомнением посмотрела в сторону Шеккл, встретила полный скепсиса взгляд Ленга, который поднялся на платформу следом за ней, и озвучила свою мысль.
- У вас неплохие навыки, – возразила Эллис, не отвлекаясь от приборов.
- Некоторые даже считают их совершенными, - нехотя согласилась Рейна. – Но на деле это не совсем верно.
- Почему же? Не хочется признавать, но из ваших умений можно извлечь немалую выгоду, - пальцы Эллис бегали по клавиатуре, отсветы мониторов рисовали на бледном лице замысловатые узоры. – Даже если загрузить боевые программы в ИИ, результат будет более предсказуемым, чем при работе с вами.
- Непредсказуемость органических реакций? Ладно, допустим, - Рейна опять посмотрела на Ленга, но тот не желал принимать никакого участия в беседе. - Но мне уже как-то раз дали понять, что при современном уровне техники холодное оружие практически бесполезно.
- Как посмотреть, - Шеккл нажала что-то на пульте, и над платформой опустилась сетка с мелкими датчиками. – Вы знаете, что защитное поле можно преодолеть чем-то менее быстрым, чем пуля?
- Знаю, и понимаю, к чему вы ведёте. Но чтобы совершить эффективную атаку, нужно суметь избежать ответной, а потом ещё и подойти к противнику достаточно близко. Это возможно далеко не всегда.
- Но у вас же получается, - Эллис хмыкнула, потом кивнула на Ленга. – И не только у вас. Ещё вопросы?
Вопросов у Рейны было много, но задавать сразу их все было бы глупо. Она помахала руками и приступила к лёгкой разминке; может Ленг и готов к тренировке, но для неё перерыв оказался слишком долгим, к тому же полным испытаний, вроде пытки красным песком, и организму был не нужен лишний стресс.
- Немного напрягает, что до меня здесь побывало шестнадцать человек.
- Быть первой вам бы понравилось ещё меньше.
Рейна кивнула, молча соглашаясь. Боковым зрением она заметила, что Ленг, как и она, разминается. Странным было, что его вызвали для подобной ерунды, хотя, если подойти к вопросу со стороны Шеккл, он являлся самой подходящей кандидатурой для создания какой угодно модели. Выражаясь языком Геи – его тело было почти совершенно.
- Так что, в итоге, это будет? – Рейна разогнулась и немного попрыгала на месте, в теле появлялись приятные тепло и лёгкость.
- Генетическая модель, которую позже, хм, - Эллис несколько замялась, подбирая, должно быть, более верные слова, - передадут подготовленному объекту.
– Клонирование без клонирования? – Рейна пребывала в некотором замешательстве, не зная, что именно чувствует по этому поводу, волновало это её или ей было всё равно? – Программирование сознания?
- Это, и даже больше, частичное или полное изменение всего организма. Но в целом формулировка довольно точная.
Это было настолько отвратительно, что даже интересно. Рейна поморщилась.
- И в чём смы…
Она поймала целящую ей в бок руку Ленга, и сделала пару шагов назад, не в силах оттолкнуть его в сторону. Атака была столь неожиданной, что Рейна не успела даже толком среагировать, сработали только инстинкты.
- Так в чём же… смысл?! - выдавила она на выдохе, держа руки Ленга в захвате, и не имея возможности произвести хоть какие-то атакующие действия – одно это уже отнимало у неё массу сил, - есть ведь множество боевых программ, которые всех устраивают, зачем изобретать… агх…
Ленг вдруг сам оттолкнул её, и тут же снова атаковал, не давая прийти в себя. Рейна увернулась от первых ударов, словила плечом ещё один, нанесла парочку – очень скользящих - своих, но потом Ленг сделал незаметную подсечку, и она с грохотом рухнула на пол, некрасиво и больно. И в таком унизительном положении ей, скорее всего, предстояло оказаться ещё не раз и не два, с этим стоило смириться.
- Не впечатляет, - Шеккл отвлеклась от пульта и посмотрела на неё поверх мониторов. – Это ужасно, Брайс.
Что уж тут говорить, она сама себя не впечатляла. Видимо, длительное пребывание в бездействии и испытание различными препаратами, включая красный песок, не прошли даром. Ленг не помог ей встать, и Рейна, потирая ушибленное плечо, поднялась сама.
- Бросьте, Шеккл, вы сами виновник моего бессилия.
- Зря пытаетесь найти у меня совесть, Брайс, - Эллис махнула рукой. – Давайте, ещё раз.
Ленг снова атаковал, быстро и сильно, но на этот раз Рейна была готова. И хотя ей опять пришлось только обороняться, вышло уже лучше. Она так привыкла полностью владеть своим телом, что собственное бессилие бесило её. Должно быть, эмоции достаточно ярко отразились на лице, потому что по губам Ленга скользнул призрак улыбки.
- Достаточно!
Рейна тут же отпрянула назад. Эта рукопашная схватка была короткой, но она чувствовала себя раздавленной и выжатой, и почти готова была благодарить Шеккл за предоставленный перерыв.
- Я разочарована, Брайс, это ещё хуже, чем в первый раз.
Это не было правдой, и Рейна неприязненно посмотрела на неё. Подхватив стоящую у края платформы бутылку с водой, она надолго присосалась к горлышку, ощущая, что и Гея, и Эллис незаметно наблюдают за ней. Но если первая фиксирует, запоминает и анализирует данные, структурируя их для получения ответов на заданную ей задачу, то Эллис одолевают мысли более приземлённого характера. Интересно, как давно она и Ленг спят друг с другом? И неужели Шеккл действительно наивно полагает, что такой, как он, предпочтёт её кому-то другому?
Рейна закончила пить и перебросила бутылку Ленгу. Нет, этот человек вообще никому не может принадлежать, он всегда сам по себе, и, в отличие от Эллис, она это понимала. Правда имелось и ещё одно, но очень важное различие между ними: с Рейной ему интересно, потому что секс был не единственным, что она могла ему дать.
Подлить немного масла в огонь?
- Знаю, что ты занят, - она кивнула Ленгу, и снова размяла плечо, где уже начала появляться шишка, - и всё же зайди как-нибудь. Я скучаю по нашим шахматным играм.
- Геи уже недостаточно? - он отпил немного и, подарив Рейне призрак улыбки на самых уголках губ, отставил бутылку в сторону. - Приду, когда будет время.
***
59 день на станции.
- Вы выглядите лучше, - вокруг Призрака витало облако табачного дыма, и от этого его голограмма выглядела немного мутной и нечёткой.
- Так вы об этом хотели мне сообщить? Или есть что-то действительно важное?
- Не кусайтесь, Брайс, - он сбросил пепел с кончика сигареты, - у меня есть предложение, которое придётся вам по душе.
Рейна поправила неровные пряди волос.
- Подробности не помешают, - заметила она осторожно, решив не скрывать, что эти слова заставили её напрячься.
Призрак затушил сигарету о дно пепельницы и положил руки на подлокотники кресла.
- Вы знаете о наших целях, Брайс, и мы договорились о сотрудничестве на выгодных для обеих сторон условиях. Свою часть уговора вы выполняете беспрекословно, и я уважаю это. Пришло время нам выполнить свою.
- О чём вы?
- Серый Посредник всё ещё заинтересован в вас.
- Само собой. Было бы наивно полагать, что он утратит интерес сразу, как только вы немного надавите. Но вы же разобрались с этой проблей? - она нахмурилась. – Или нет?
- Не совсем, - Призрак неопределённо кивнул.
Это было неприятным сюрпризом. Рейна рассчитывала закрыть все гештальты, прежде чем избавляться от сильного козыря в лице «Цербера», а тут такой неприятный сюрприз.
- Что значит – не совсем?
- Посредник не отказался от своей цели, хотя, поверьте, мы сделали многое, чтобы отбить у него всякое желание охотиться на кого-то вроде вас. Поэтому мы постарались, и нашли самых ценных его информаторов. Их не так много, и позволить себе их потерю он не может. Это его слабое место, и мы ударим именно по нему.
- Зачем вы мне всё это говорите?
- Я хочу, чтобы этим занялись именно вы. Это хорошая проверка для нас, и неплохая разминка для вас.
На какое-то мгновенье в голове у Рейны всё смешалось. Не будет ли искушение сбежать так велико, что она откажется от своего плана и просто всё бросит? Лишь сильнейшим усилием воли она заставила себя размышлять трезво. Надо только потерпеть, тогда она получит гораздо больше, чем просто свободу.
- Не хотелось бы соглашаться с мисс Шеккл, - с нажимом начала она, - но почему я? На вашем месте я бы себе такое дело не доверила.
- Мы должны сомневаться в вас?
Рейна поджала губы - Призрак провоцировал её, а она опять оказалась в положении, когда не может отказать.
- Не боитесь, что меня могут убить? Потеряете ценный образец.
- С вами будет мистер Ленг. Полагаю, он не даст вас в обиду. К тому же это лишний повод показать, что, не смотря на некоторые стеснённые обстоятельства, вы здесь не пленник.
Рейна искоса посмотрела на Ленга, который равнодушно гипнотизировал стену за голограммой, и вновь перевела взгляд на Призрака.
- И в чём мой интерес? Разобраться с Посредником было вашей работой, не моей.
- Вам хочется попасть на планету, Брайс, не отрицайте. Станция душит вас.
Призрак раскурил новую сигарету.
- За этот год многое изменилось. У Посредника появились новые возможности, а вы очень дорого стоите – он будет пытаться достать вас, пока не поймёт, что расходы на вашу поимку превышают возможную выгоду. Прогуляетесь, наберётесь сил, а заодно расквитаетесь с противником, у которого есть перед вами долги.
Он намекал на смерть Тола, и такая примитивная манипуляция показалась Рейне просто смешной.
- Скажите ещё, что мне повезло оказаться именно в «Цербере».
- В какой-то мере.
Рейна вновь посмотрела на Ленга, и неуверенно покачала головой.
- Не знаю, какого ответа вы от меня ждёте, - честно ответила она. – Не будет ли это слишком много.
- Просто согласитесь.
***
- Я думал, Кирин мертва, - Тракс смотрел в иллюминатор на проплывающие мимо огоньки звёзд. – Ты сам говорил, что всё проверил.
- Так и есть.
Висящая над столом голограмма Латтеша замерцала и сменилась другой планетой – более сухой и пустынной. Тракс скосил на неё глаза, но она уже начала превращаться в яркий, утопающий в ультрамарине газовый гигант.
- Тогда откуда такая уверенность?
- Скажем так, - Лайнус задумчиво постучал пальцами по столу, - послание между строк. Есть определённые слова… обороты, по которым легко можно узнать именно её.
- Это может быть ловушкой, – протянул Тракс. - Не подумай дурного, но будем честны друг с другом – вряд ли там тебя ждёт именно Кирин.
Лайнус покивал и, устало опустившись в кресло, подтянул к себе стопку бумаг.
- Знаю. Сигналу, как-никак, больше семи лет, долгий срок. Даже если его оставила она, многое могло случиться за это время. Но я хочу проверить, и сам убедиться.
- Уже выяснил, почему этой планеты нет в карте высадок её корабля?
- Пока нет, - Лайнус опять постучал пальцами по столу, и вдруг усмехнулся. – Мы начали с Латтеша, и смотри, к чему нас это привело: простой рабовладельческий рынок стал внушительной организацией. Была мёртвая Кирин, а теперь вот…
Очередная планета призраком зависла над столом, распространяя вокруг себя приглушённое разноцветное свечение.
- Я не питаю лишних надежд, Тракс, если ты думаешь об этом. Но у нас задание, и я не могу удержаться от соблазна проверить заодно и свои предположения.
- Я понимаю.
Вновь повисло напряжённое молчание.
- О Рейне никаких вестей? – Лайнус тяжело выдохнул. – Тессар что-нибудь выяснила?
Тракс оторвался от стены и сел напротив. Кроме них в зале совещаний никого больше не было, и от того он казался больше, чем есть на самом деле.
- Брайс не пропадёт, - сказал Тракс вместо ответа. – «Цербер» отлично скрывает свои объекты, но она выкарабкается. И устроит из этого настоящее шоу.
Лайнус усмехнулся.
- Для человека, который предпочитает не высовываться, от неё слишком много шума, - и уже более серьёзно добавил: - Через пару дней высаживаемся на Бекенштейн. Почти у самого моря, красивое место.
- Я бы поддержал твои романтические настроения, если бы не дело, которое нас там ждёт.
Тракс облокотился на стол и поймал насмешливый взгляд Лайнуса, нисколько не удивляясь резкой смене темы – тут нечего обсуждать, пока на руках нет никаких данных, тогда как задание они обязаны выполнять.
- Знаешь, кажется, я заразился твоими подозрениями, – сказал он.
За прошедшие два месяца они посетили столько планет, что даже самым ярым поклонникам высадок и исследований хотелось просто побыть в тишине корабля. Но Иерархия явно придерживалась иной точки зрения, и это, наконец, начинало давать плоды.
- Теперь хочется поскорее оказаться на Чалкосе, и проверить сигнал.
- Проявляешь солидарность?
- Ну, мне всегда нравилась Кирин. У неё была такая крепкая рука, которой она периодически тебя била. К тому же я, как-никак, твой помощник, – Тракс хрипло усмехнулся. – И ещё друг, к сожалению.
Лайнус уткнулся в бумаги.
- Сейчас расплачусь.


* Отсылка к Марку – тогда он убил бы Рейну, не окажись рядом Крилла.

@темы: Мой гениальный креатив, Mass Effect, Kai Leng